Арнис Ритениекс: «Мне спорт знаком от A до
Пресс-служба «Хумо» побеседовала с новым тренером по физподготовке сине-оранжевых.

- Поздравляем вас с прибытием в хоккейный клуб «Хумо», надеемся, вольетесь в нашу дружную семью и послужите на благо продвижения узбекистанского хоккея. Расскажите немного о себе.

- Я очень рад, что приехал в Ташкент. Город мне очень понравился и обстановка в клубе тоже. Готов работать и, как говорится, посмотрим, как всё сложится.

Спортом занимаюсь с четырёх лет. Меня отец готовил как чемпиона мира и как олимпийца с самого детства. Первый вид спорта у меня был тяжёлая атлетика, где сделал 15 рекордов Латвии, пять из которых до сих пор не побиты. С 12 лет начал тренироваться по боксу. Становился многократным чемпионом Латвии, чемпионом Балтии, выступал на Чемпионатах Европы, после отборочного турнира на Олимпиаду не попал. После этого начал работать в качестве тренера, на тот момент мне было 25 лет. Тогда я почувствовал, что это моё. Люблю работать с людьми, люблю им помогать. Начал с маленького подвальчика, когда денег совсем не было. Сначала с одним клиентом, потом с другим. Тренировал людей по боксу, кикбоксингу, К1.

Потом уже как-то хоккеисты подтянулись, а затем подтянулись все, потому что многие говорят, что со мной интересно работать. «Немного странный, но интересный» – так они говорят. У меня нет специальной системы, я не пишу никогда никаких программ, мне важно работать с человеком индивидуально, понимать его психологию, физиологию и так далее – это стиль моей работы.

- Можно поконкретнее о хоккее? Вы сказали, что тренировали хоккеистов, наверняка речь идёт о предсезонной подготовке?
- Сначала, когда не попадал в команды, я начинал работать с хоккеистами индивидуально, когда они летом отдыхают, на предсезонной подготовке. Потом узнали обо мне и начали уже обращаться известные игроки латышской сборной, например Ралфс Фрейбергс, Оскар Батня, который сейчас играет в рижском «Динамо». Микелис Редлихс один сезон приходил. Ему жена купила абонемент, он пришел, и мы занимались боксом. Когда уже открыл свою студию, тогда приходили братья Букартсы. Потом получилось так, что поехал в Пекин, работал в клубе «Куньлунь Ред Стар Джуниор» в МХЛ, Вообще получилось интересно, работали мы в Пекине, а вся база была в Латвии. На второй год я уже в ВХЛ работал, в клубе КРС-ОЭРДЖИ, на тот момент была одна команда от Китая в ВХЛ. После сезона работа с китайцами закончилась, и я начал работать со своими людьми в Латвии. Потом позвонил Нормундс Сейейс, предложил работу в «Хумо», и я согласился. Мне нравятся новые приключения.

- Слышали историю, связанную с вами и медведем. Расскажете?
- Эта история про меня, про моего отца, про моего брата. Даже есть документальный фильм «Сдаваться запрещено». Может быть, я его когда-нибудь привезу в Ташкент, в интернете его посмотреть невозможно. В нём про наше сумасшедшее детство, про мечты моего отца, как он нас воспитал. Мы практически были как спартанцы. Мне спорт знаком от A до Z. Я всё прочувствовал, я все попробовал. Знаю, как проигрывать, знаю, как выигрывать. В фильме также говорится о семейных внутренних отношениях, моих с отцом, как я от него немного отодвинулся, моё мнение о том, как я вырос. Фильм про отношения в семье в связи с профессиональным спортом. Когда это не всегда хорошо работает. Например, боксёр Ломаченко, у него отец тренер, очень хороший пример, у них хорошее сотрудничество. А иногда бывает и наоборот, совсем другие варианты, когда это не особо хорошо работает. Фильм как раз про это.

Но отвечу на ваш вопрос – у нас дома был медведь. У всех есть собаки, кошки, а у нас был медведь. Кстати, он из Белоруссии. Он попал в Рижский цирк, где не поддался дрессировке, воспитанию. И вот один не особо умный человек в 90-е годы взял его домой. Звонит моему отцу, а мой отец авторитетным человеком в округе был, и говорит: «Айварс, помоги мне, я медведя взял, а он много кушает». Мой отец взял себе этого медведя, и он стал символом нашего спортивного клуба, где мы тренировались. Медведя мы приручили, я мог его и чесать, ему очень нравилось, когда я подходил к клетке, он всегда поворачивался спиной, чтобы его почесали. Он такой огромный вырос – два метра пятьдесят. Я брал его шерсть и делал из неё фенечки. К сожалению, потом мой отец обанкротился с этим спортклубом. Сейчас я работаю отдельно со своим клубом. Медведя перевезли в зоопарк, и была одна проблема, зимой он не спал, он всё время бодрствовал и в связи с этим быстро постарел. Потом его отвезли в другое место, где он стал себя странно вести, и его пришлось усыпить.

Фото из Facebook Арниса Ритениекса.
Made on
Tilda